Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Стихи нельзя объяснить – только понять
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год

Юбилеи


20 августа исполняется 190 лет со дня рождения английской писательницы Эмилии Бронте (1818 – 1848)

foto
    Дети Патрика Бронте и Марии Бронуэлл выросли в Хоуорте (Западный Йоркшир). Мария Брэнуэлл рано умерла, оставив после смерти шестерых детей. Три старших девочки были помещены в школу для детей священников, представлявшую собой мрачное учреждение, в котором маленькие воспитанницы страдали от холода, голода и жестокого обращения. После смерти двух дочерей священник забрал домой едва живую Шарлоту. Ее ожидал брат, Патрик Брэнуэлл, а также сестры – Эмилия и Анна.
    После смерти Марии ее родная сестра Элизабет занялась воспитанием детей. В семье она прожила до самой смерти. Строгая, сдержанная, она воспитала в детях чувство собственного достоинства, уважение к чужой индивидуальности.
    Если тетя отличалась глубокой религиозностью, любовью к порядку, самодисциплине, то служанке Тэбби, также всю жизнь посвятившей семейству, был свойствен веселый нрав, необычайная разговорчивость, умение фантазировать. Ее образный народный язык, ее сказки доставляли детям необычайную радость. Именно она стала прообразом Нелли Дин в романе Эмилии Бронте «Грозовой перевал».
    В плане духовном и интеллектуальном сильно было влияние отца. В свое время он учился в Кембридже вместе со знаменитым поэтом Вордсвортом, чье творчество оказало на Патрика Бронте сильное и плодотворное влияние. Приняв сан священника, и получив приход, он на досуге стал заниматься творчеством. Опубликовал две книги, написанные в духе романтических баллад. По свидетельству Шарлоты, обращение к стихам и прозе с раннего возраста было для детей совершенно естественным делом.
    Эмилия Бронте была самой загадочной из сестер – худенькая, застенчивая, очень замкнутая, скрывающая от всех глубинные движения души и чувства. Как и остальные сестры, она начала в семнадцать лет работать гувернанткой в школе. «Тяжелый труд с шести утра и до одиннадцати вечера с одним перерывом в полчаса для упражнений. Это рабство! Боюсь, что она не сможет все это выдержать», - писала Шарлота, работавшая вместе с ней. Но самым мучительным было отсутствие свободы, времени для творчества, ощущение одиночества.
    Прелюдией к литературному творчеству послужила история вымышленной страны Ангрии и королевства Гондол, некоего острова в Тихом океане, где жили сильные, мужественные люди, охваченные страстями. Фантазия юной Эмилии воссоздавала страшные картины заговоров, убийств и поразительных подвигов. Все сплелось в единый узел: впечатление от романов Анны Радклиф, подвиги благородных рыцарей из романов Вальтера Скотта, баллады Оссиана и мятежный дух байроновских поэм, но кроме того – рассказы отца о недавних наполеоновских войнах, картина политических событий в самой Англии тех лет.
    Так был дан импульс поэтическому творчеству, и в первом сборнике, изданном сестрами Бронте (в нем они выступили под вымышленными мужскими именами: «Стихотворения Керрера, Эллиса и Эктона Белов» (1846г.)), рецензент отметил особо стихи Эмилии, посвященные природе. Мысли и чувства в ее стихах сливались воедино, переходили друг в друга – черта, характерная для романтического мироощущения. Проявление красоты она искала в окружающем ее пейзаже, в высоких движениях души, в борьбе за свободу личности. Мысли Эмилии о жизни, смерти, бессмертии, природе божественного имели особую глубину и проникновенность, что позволило более поздним критикам сравнивать ее с Шекспиром.


Бывают веры – пыль,
Стоячая вода самообмана,
Растений мертвых гниль
И праздность пен на гребнях океана.


                                                                                                                                        (Пер. Т.Тушиной)

    В поэзии Эмилии Бронте также прозвучал яростный протест против любых форм насилия, что позволило Суинберну именовать ее «великий, страстный гений», и что нашло особенно яркое воплощение в прозе.
    Роман «Грозовой перевал» (1847) совершенно уникален в английской литературе. В нем ощущается влияние Дефо и Ричардсона, В.Скотта и Шелли. Однако Эмилии Бронте не свойственны тенденции бытописательства, морализаторство, но более философское мышление и яркое поэтическое воображение.
    Мир, возникший в ее прозе, - не воплощение гармонии; скорее это – поле жестокой борьбы, но он в то же время поразительно красив. Герои «Грозового перевала» - высоконравственные Линтоны и диковатые Эрншо с их суровым пуританизмом, странностями поведения, грубостью – сформированы тусклой, монотонной жизнью Йоркшира. Они – часть этого мира, состоящего из болот, пустошей и скудной каменистой почвы. Грубые валуны ограждают их поля, а собственные дома напоминают маленькие крепости.
    Композиционно роман построен мастерски. Судьба главных героев известна, но тем не менее разворачивающееся далее повествование насыщено такой динамикой, борьбой характеров, которое позволяет сохранять внутреннюю напряженность. Главные действующие лица не только говорят сами за себя, но и представлены через восприятие других персонажей, благодаря чему возникает ощущение особой объемности романа.
    Сложная композиция позволяет держать читателя в постоянном напряжении в момент, когда разворачиваются перед ним перипетии отношений Хитклифа и Кэти Эрншо, отец которой взял когда-то на воспитание этого мальчика. В детстве они были очень дружны и вполне счастливы, бегая по цветущей вересковой пустоши, которая казалась им раем. Однако позже любовь столкнулась с моральными и социальными правилами, жестоко продиктованными обществом. Кети вышла замуж за Эдгара Линтона. Потрясенный Хитклиф становится воплощением ужасной мести, превращая в жертвы тех, кто, по его мнению, лишил его права на счастье и любовь, сделал изгоем. Тема неистовой любви переплетается с темой униженных и оскорбленных.
    Кэти – яркая и сильная личность, понимающая, что ее брак с Эдгаром несостоятелен, что истинной является только ее глубокая привязанность к Хитклифу, изгнание которого, а затем возвращение приводят ее к пароксизму чувств и быстрой смерти.
    Любовь лишена гармонии, но ее нет и в окружающем мире, где действуют разрушительные силы. Тема спокойного и безмятежного счастья не интересует Эмилию Бронте как романиста. Она отдает предпочтение крупным эмоционально насыщенным сценам. Каждая из них представляет собой кризис человеческой души.
    Трагизм в романе связан не с темой гибели героев, как, например, в «Ромео и Джульетте», но с нарушением гармонического начала внутри самого человека.
    Чувство, охватившее героев, последующая смерть являются вызовом сложившейся системе общественных отношений.
    Общепринятые нормы поведения, представления о морали, этике, свойственные английскому обществу середины XIX столетия, совершенно по-иному трактуются в романе. О своих героях автор говорит, используя слова: «дьявольский», «нехристианский», «злобный».
    Будучи человеком религиозным, Эмилия Бронте, тем не менее, разворачивает панораму повествования, находящуюся в противоречии с христианской моралью. Бог не имеет силы и власти над Хитклифом и Кэти, хотя является источником проклятия, заставляющего их страдать. Вопросы вины, наказания, спасения рассматриваются автором своеобразно, так как она выдвигает концепцию личностного волевого решения, христианские постулаты не являются исходным моментом в поступках персонажей.
    Сильное эмоциональное воздействие романа заключается в том, что центральные герои – бесстрашны, естественны в своем поведении, способны дать мгновенный яростный отпор тем, кто посягает на их свободу, абсолютно равнодушны к социальным правилам, имеют персональный кодекс чести. В их любви-страсти есть нечто языческое.
    Символичны имена героев. Хитклиф означает «утес, поросший вереском». Кэти – производное от Катерины, причисленной за испытанные ею страдания к лику святых.
     «Добро» и «зло» получило в «Грозовом перевале» совершенно неадекватное, противоположное общепринятым канонам звучание и шокировало современников. Однако последующему развитию жанра романа Эмилия Бронте дала сильный и плодотворный импульс.
    Прерафаэлиты ценили в ней писателя-визионера, способного уловить в природе, в движениях человеческой души отблески сокровеннейших тайн мироздания. В рамках так называемого викторианского романа появился новый герой-бунтарь, сметающий принятые каноны и нормы, отстаивающий право на любовь.
    На рубеже XIX-XX веков поднимается новая волна интереса к творчеству Эмилии Бронте. Эстетизация страдания, элементы мистицизма, подчеркнутый индивидуализм, свойственные творчеству Оскара Уайльда, во многом связаны с той, кого он именовал «сильной духом».
    Восторженно относились к ней модернисты. Вирджиния Вульф увидела в «Грозовом перевале» «титанический замысел», «высокое парение».
    Роман во многом определил направление творческих поисков национальной литературы в XX веке. Не случайно Сомерсет Моэм полагал необходимым занести его в десятку лучших, опубликованных в мире романов.
    Эмилия Бронте умерла в возрасте 30-ти лет. Она остается в истории литературы, по сути автором одного романа, но произведение это, яркое и пронзительное, сделало Эмилию Бронте не менее знаменитой, чем ее старшую сестру Шарлоту, автора более многочисленного количества романов.
    Творчеству Эмилии Бронте свойствен глубокий интерес к эпохе, стремление ее осмыслить, удивительные прозрения в сфере постижения психологии человека и все это практически при полном отсутствии жизненного опыта, так как для жизни сестер была характерна замкнутость и уединенность. Все, что мы видим в ее стихах и романе создано главным образом на основе собственной фантазии, воображения автора и глубоком постижении своего внутреннего мира.*


*Печатается по материалам:

  • История зарубежной литературы XIX века: Учеб. Для вузов / Под ред. Н.А.Соловьевой. – М., 1999. – С.197 - 227